Картины художницы Хенни Алфтан открывают диалог между средой и образом, переосмысливая процесс создания картин и, как следствие, процесс наблюдения. Как пишет Элизабет Бухе, работа Альфтан исследует «способность искусства преодолевать границы репрезентации, откладывать смысл, исследовать нелинейность времени, спрашивать, откуда берутся образы, и выражать способность живописи указывать за пределы своей собственной истории и объективности.»

Точные и самодостаточные картины Альфтан изображают моментальные снимки и виньетки, которые захватывают напряжение упущенных моментов. С помощью кинематографического обрамления её работы черпают красоту из банальных моментов и многозначительных пауз, которые занимают повседневность. Если зритель чувствует, что он уже видел её предметы, то это потому, что в некотором роде у них есть: ножницы, готовые выполнить стрижку; руки, застёгивающие ремень безопасности; аспирин, зажатый между двумя пальцами; ноги в свежескошенной траве.

Серия «дежа-вю» альфтана, которая переводится как «уже увиденное», состоит из тонко различающихся моментов до и после в форме диптихов. Каждый диптих отмечает элицию какого-то события, которое было опущено, чтобы создать опыт дежа-вю для зрителей, которые сталкиваются друг с другом. Эта серия олицетворяет более широкую практику Алфтан, объединяющую личные воспоминания с коллективными.

Картины Альфтан дискредитируют общие визуальные эффекты и вводят стимулирующую, единственную перспективу. Искусствоведческие цитаты и элементы поп-культуры ещё больше запутывают её работу с пространным каталогом визуальных кодов. Через текстуру и рисунок художница исследует порог, где распознавание превращает краску в изображение, а изображение — в смысл.

Как утверждает художница: «Эти картины являются следствием моих наблюдений за видимым миром и его представлениями. Мелкие восприятия повседневности сливаются с размышлениями о взгляде, живописи и создании образов: мотив моих работ — это в равной степени и сама живопись, и её история, и краска как физическая субстанция, и картина как предмет. Живопись и картина часто подражают друг другу. […] Но мои образы не новы. На самом деле я их не выдумывала. Как будто они уже были там.»

Источник: Contemporary Art Daily