Работа Младена Стилиновича «Художник, который не говорит по-английски, — не художник» 1992 года широко известна. Уже в 90-х гг. прошлого века остро стоял вопрос о необходимости изучения английского языка деятелям искусства, желающим получить международное признание. В начале 2010-х Дэвид Джослит, Марта Рослит, Хито Штейерл, Аликс Рул и Дэвид Левин в своих эссе развернули новую полемику о художественном английском. В частности они говорили о тех темах, которые поднимают в своих текстах неносители английского языка, а также о лексическом, грамматическом и синтаксическом качестве этих текстов.

Как преподаватель английского языка и переводчик с бакалаврским образованием, я не удивлю вас: язык невозможно знать. Его нужно постоянно учить, даже если вы владеете уровнем С2 (Proficiency). Язык — постоянно развивающееся явление, сильно влияющее на все сферы жизни. Даже в родном вам языке вы можете не знать молодёжный сленг, например. В случае с иностранным языком — ситуация такая же.

Какой же реальный benefit от английского в сфере искусства? Увы, статистики по данному вопросу не существует, но есть негласные законы, понятные каждому.

Самые последние новости

Одно из негласных законов актуальных сегодня — Россия не входит в число лидирующих стран в сфере искусства. Эту позицию занимают США, Великобритания и Германия — страны, жители которых владеют английским языком на уровне носителя. Напрашивается вывод: все самые свежие и важные новости современного искусства будут выходить на английском языке.

Самые популярные и авторитетные журналы, интернет-порталы и рассылки новостей (October, Apollo, Artnews, Art Forum, E-flux, The Art Newspaper и др.) публикуют материалы исключительно на английском языке. На русский язык переводится менее 50% из них, и то не сразу же после их выхода.

Основная проблема современного искусства — высокая событийность по всему миру, за которой непременно нужно следить: за новыми именами, появляющимися тенденциями, выставками, «акциями» и т.д. Понимание процессов и умение воспользоваться последними событиями в сильной или менее явной манере влияет на карьерный рост в арт-среде.

До недавнего времени современное искусство было глобальным явлением, а английский — общим языком для всех в этой области. Вряд ли это изменится, несмотря на пандемию. Возможно, мы все будем меньше ездить на международные выставки и в резиденции, где без знания языка, в общем, нечего делать. Но английский нужно знать любому человеку, интересующемуся современным искусством, хотя бы потому что не все ключевые тексты по истории и теории искусства переведены на русский язык. Мне лично английский нужен как раз для чтения, не только книг, но и новостей, а также для прослушивания подкастов по искусству.

Ильмира Болотян, художник и куратор

Чтение теоретической литературы

Зарубежная теоретическая мысль, повлиявшая и продолжающая влиять на современное искусство, стала издаваться на русском языке относительно недавно: благодаря сотрудничеству музея современного искусства «Гараж» и издательства «Ad Marginem». Это не означает, что ранее теоретической литературы не было совсем: она была, но в меньшем количестве и/или более плохом качестве перевода.

Однако даже одна из самых удачных коллабораций музея и издательства не способна охватить все изданные и издающиеся тексты. В «Художественном журнале», «Артгиде» периодически появляются переводы на русский язык статей или отрывков недавно вышедших книг.

Авторы 60-70-х гг. хороши и актуальны сегодня, но ещё более актуальны те, кто пишут сегодня. Пока до них дойдёт очередь — если вообще дойдёт — мы уже состаримся, а на международном уровне идеи этих авторов, вероятно, утратят свою актуальность.

В этой связи важно читать теоретическую литературу в большом количестве на английском языке, чтобы продолжать понимать процессы и быть способным/ой предугадывать тенденции и громкие имена. Литературу можно заказывать в онлайн-магазинах, покупать электронные варианты, подписываться на рассылки, просить у друзей, а если вам повезло с местными библиотеками — брать там.

Расширение профессионального круга знакомств

Российская арт-сцена мала, здесь достаточно легко познакомиться со всеми ключевыми игроками и быстро организовать с ними партнёрство. В каждой отдельной стране наблюдается примерно такое же явление. Таким образом по истечению определённого количества времени, количество новых знакомств, мотивирующих/вдохновляющих к работе или зарождающих интересные совместные проекты, иссякнет.

По данным на 2018 год, в мире 252 страны и 195 независимых государств. Каждая/ое из них — носитель собственной культуры и языка, порой — религии; эти три компонента формируют неотъемлемый культурный бэкграунд (багаж, опыт) человека. Добавьте к этому личный жизненный опыт и получите интересного человека для общения и совместной работы.

Расширение круга знакомств вне контекста собственной страны позволяет расширить понимание мира и других культур. Вне зависимости от величины авторитета новых знакомых и возникающих с ними дискуссий или проектов, результат получается непредказуемый. Например, оказаться провальным на родине, но обнаружить успех и востребованность на чужбине, как Сальвадор Дали.

Английский дал возможность читать тексты на всех языках. Я была на Кубе, в Индии, в США, во Франции, Германии и множестве других стран — в каждой стране говорила по-английски.

Екатерина Шарова, куратор

Резиденции и образование в других странах

В России на пальцах одной руки можно пересчитать учебные заведения, где достойно преподают современное искусство. С резиденциями так же — качественных очень мало. Возникающая проблема идентична узкому кругу знакомств в «родном» контексте современного искусства. Однажды резиденции в России закончатся, а подходящую программу для обучения можно так и не найти.

Поездки за рубеж прямо зависят от экономических, политических факторов государств, а также личных финансов и возможностей. К счастью, сегодня арт-мир устроен так, что даже без достаточных средств к поездке возможно поехать на резиденцию или обучение за границу. Много резиденций делают open-calls, победителям которых покрывают расходы. Некоторые ВУЗы дают гранты на обучение. Десятки и сотни фондов объявляют конкурсы на поездки, обучение и другие расходы деятелям искусства.

Подчеркнём для себя факт, что при наличии тысяч возможностей получения гранта и спонсорской поддержки для получения лучшего образования и работы на лучших резиденциях, важно владеть английским языком для заполнения заявки и развивать своё мастерство.

Выход на международный уровень

Все пункты, указанные ранее, логично могут привести к выходу на международный уровень и далее — к международному признанию. Они ни в коем случае не являются критериями отбора для признания и авторитетности, однако могут стать предпосылками профессионального становления и роста.

Помимо знания английского языка необходимо учитывать множество других факторов, влияющих на карьеру деятеля искусства. В том числе речь идёт и о тех непредсказуемых событиях, которые происходят в мире — в частности, как на данный момент, распространение COVID-2019.

Знание английского, конечно, необходимо для общения с международными коллегами. Однажды к нам в Библиотеку «Гаража» пришли представительницы самоорганизации D21 Kunstraum из Германии. Мы пообщались, а через какое-то время они пригласили меня принять участие в их выставке в Московском музее современного искусства. Когда мы просто болтали на английском в библиотеке, я не знала, что девушки присматривают также и авторов для своего события.

Ильмира Болотян, художник и куратор