Кóджо — молодой каллиграф, начавший свою деятельность в 2013 году. На его счету множество выполненных заказов, в числе которых московский салон красоты, и даже целая персональная выставка в Архангельске. Впереди его ждёт много интересного, ведь он один из четырёх представителей международного проекта Calligraffiti Ambassadors в России.

Саша пишет готикой, одним из самых популярных видов каллиграфии, который зародился ещё в Средние века. Практически все «Великие каллиграфы» начинают именно с готики. Для Саши это не просто готика, а  отдельный мир. В своих работах он часто использует цитаты из «1984» Джорджа Оруэлла или слова из любимых песен. Всё, что окружает Коджо, находит отражение в его картинах. Одно и то же слово можно написать по-разному: италиком с нежными и плавными линиями или готикой. На мастер-классе не все даже смогли прочитать слово flower (цветок) в готике. Всё из-за того, что мы не ассоциируем цветы с чем-то тяжёлым, тёмным и прямолинейным.

В современной каллиграфии акцент не на том, что изображено на картине, а в эмоциях и чувствах автора.  Художник, выполняя работу, вкладывает часть себя. Эта частичка и ценится в работах. Ценится искренность художников.

Сейчас Саша и живёт в Санкт-Петербурге, но часто приезжает домой к родителям.  Он знает, что у нас проводится мало интересных мероприятий. Поэтому главной идеей стало создать выставку, а лишь позднее — провести воркшоп, мастер-класс и «скиллшеир», сделав некий вклад в развитие нашего города. Действительно, люди смогли не только посмотреть на красивые работы, но и получить определённые знания от самого Саши и других продвинутых каллиграфов.

Привести выставку в Архангельск — некий символизм для меня. Я хотел сделать свой дебют в городе, где родился. Это только начало. Возможно, весной будет ещё одна выставка в Питере. В апреле я точно еду выставляться в Мюнхен, а в мае — в Париж. Я очень взволнован, даже не понял ещё всего этого.

Всей организацией выставки и мероприятий он занимался сам на протяжении двух недель, причём на совершенно некоммерческой основе! Вложить всего себя и посмотреть, какую получит отдачу — это того стоило. Для него очень важно, что людям нравится выставка. Он видит это по блеску в их глазах. Даже во время нашего интервью, люди подходили к нему и хвалили.

Саму выставку Саша готовил ночами: так никто не беспокоит и легче думается. Как оказалось, сложнее всего было сделать подрамники, изготовление которых Саша оставил на последний день. Для каждой картины необходимо было соединить четыре рейки, а затем натянуть холст и прикрепить его степлером. В итоге ушло больше тысячи скоб!

На открытии Коджо очень волновался, ведь пришло больше полсотни человек, журналисты из газет и даже с телевидения… Он кратко рассказал об истории каллиграфии и её настоящем положении. Также он показал, как «делается» каллиграфия, написав  procrastination с помощью швабры на глазах у гостей выставки.

Не стоит путать каллиграфию с леттерингом! Изначально, каллиграфия — то, что ты пишешь рукой. Леттеринг — это уже рисование букв, чаще всего с помощью специальных компьютерных программ.

Сейчас в основном пишут готикой и её разновидностями, либо италиком. Мало кто придумывает своё: Theosone, Shoe, Tareq, Luca Barcelona, Retna. В странах же Ближнего Востока развивают арабскую вязь. К сожалению, мы не можем полноценно оценить её красоты: для каллиграфии важно знание языка.

Вся фишка каллиграфии в том, что ты находишь какие-то знакомые элементы, буквы и воспринимаешь не как мазню, а как слова, иногда даже как головоломку.

Так, Саша предпочитает работать с латиницей, хотя от кириллицы не отказывается. Он говорит, что пока не доведёт владение кириллицей до нужного уровня, показывать работы не будет. Для него важнее результат, нежели сам процесс.

Дома работ почти нет, что не понравилось — выкидываю. Я понимаю, что через год я сделаю работы круче, так зачем копить?

Работа выше — самое любимое творение Саши из этой выставки. Этот диптих был написан последним для выставки. После целой ночи работы в семь утра он смотрел на диптих, думая что-нибудь добавить. Решил, что утро вечера мудренее. На следующий день, посмотрев на результат свежим взглядом, понял: идеально.

Любая каллиграфическая работа — терпение, импровизация и никаких заготовок. Всё, что есть в голове, так это примерное представление общего плана картины. Куда заведёт следующий штрих? Неизвестно.

Когда очень долго над чем-то работаешь, выкладываешься на все 100%, то обязательно получаешь отклик. Для Саши таким откликом на его труды стало приглашение в ряды Calligraffiti Ambassadors.

В 2015 году основатель современного каллиграфити Нильс Мёльман собрал 50 лучших каллиграфов со всего мира в одну команду — Calligraffiti Ambassadors. За работами этого сообщества  только в Facebook ежедневно наблюдает более трёх миллионов человек.

В каллиграфии два пути: делать как все или гнуть свою палку. Я пытаюсь гнуть свою палку. За это время от времени я расплачиваюсь отсутствием заказов, но в профессиональном обществе такой подход ценится высоко.

Всё началось просто: ему захотелось научиться красиво писать буквы. Саша Коджо учился всему сам с помощью книг, видео-уроков и эксперимента. Сейчас по всей России открываются школы каллиграфии и леттеринга. Возникает та же проблема, что и с фотошколами: стоит ли идти учиться? Саша считает, что стоит, при условии, что там тебе дадут базу. Однако он акцентирует, что лучший start-up — посещение воркшопов и мастер-классов уже состоявшихся каллиграфов, поскольку помимо базы они делятся ещё и интересными приёмами.

Нужно заниматься тем, что ты хочешь; гнуть свою линию, не отходя от первоначальной цели. Не забывать, с чего ты начинал.