Серия книг российского искусствоведа Паолы Волковой «Мост через бездну» собиралась у меня несколько лет. Всё ещё не достаёт одного тома — пятого. Его отсутствие не помешало мне на карантине ознакомиться с серией, которую по каким-то причинам я долго лелеяла и берегла.

Сегодня расскажу о всех книгах серии сразу же, но перед этим несколько слов о серии в целом.

Паола во вступлении первой книги отмечает, что «написана книга популярно, всё же предполагая некоторый запас предварительных знаний». Это действительно так. Какие «предварительные знания» могут потребоваться? Достаточно будет иметь представление что есть античность, Ренессанс, авангард, Пикассо, Гомер и т.д.

Книги написаны живым, простым языком. Читаются легко. Для небольших по объёму изданий достаточно обильно сопровождаются качественными цветными иллюстрациями на мелованной бумаге. Наполнение книг больше походит на культурологические лекции, нежели искусствоведческие.

Серия даёт непривычный для читателя взгляд на историю искусств. В главах постоянно происходит переход от одного периода к другому и обратно, в отличие от большинства пособий по истории искусства, которые обрубают каждое десятилетие или век.

Однако за хорошим смысловым наполнением скрылись недочёты в оформлении книг.

Во-первых, в книгах очень много опечаток — особенно огорчила первая. Хромают орфография и пунктуация.

Во-вторых, в книгах нет единой системы ссылок на упоминаемые источники: они либо указываются в скобках после цитаты, причём даже внутри одного тома в разном стиле, либо отсутствуют вообще. Поражает, что фраза «один мыслитель сказал» — именно в таком виде, без упоминания конкретной персоналии, появляется на страницах регулярно. Примерно то же самое касается большого числа иллюстраций. Они по-разному подписаны, не везде проставлены годы произведений искусства или их авторы. Зачастую эти вставки врезаются в главу перед её последней страницей или сразу же после начала новой главы перед первой её страницей. От этого немного неудобно следить за текстом.

В-третьих, в конце томов нет указания источников или дополнительной литературы, к которой стоит обратиться после прочтения того или иного тома. Откуда Паола взяла эту информацию? Нам остаётся лишь гадать об этом.

Книга первая

Том посвящён культуре и искусству античности. Рассказ начинается со Стоунхенджа и продолжается повествованием о Гомере, культуре и искусстве Древней Греции, Древнем Риме, Древнем Китае.

К сожалению, самая неудачная книга из всей серии по количеству отрицательных черт, о которых я писала выше. Впридачу главы расположены не логично: читатель постоянно будет перескакивать с Греции на Рим, затем на Китай и снова на Рим.

Несмотря на это, книга даёт хорошее понимание разницы Греции и Рима в античности, представление о древней китайской культуре и популярном когда-то фэншуе.

Книга вторая

В этом томе повествуется о Св. Франциске, Андрее Рублёве, Джотто, Сандро Боттичелли, Босхе, Альбрехте Дюрере, Леонардо да Винчи, Веласкесе. А затем неожиданно появляются Ван Гог, Малевич и Пикассо. Настолько резкий переход оставляет в недоумении: зачем?

В целом том качественнее предыдущего. Он интереснее и уже не так пестрит раздражающей парцелляцией. Вставки иллюстраций гармоничны, но по-прежнему не везде указываются источники фотографий/репродукций и даты.

Книга третья

Этот том отличается от двух предыдущих своей структурой. Он разделён на две тематические части: «О зазеркалье, двойниках и ликах» и «Теперь о тех, чьи детские портреты…».

Рассуждение первой части строится вокруг истории появления и технологического усовершенствования зеркала, связанных с ним мифах и легендах. Большое внимание уделяется автопортретам Альбрехта Дюрера, Сандро Боттичелли, Диего Веласкеса. Завершает первую часть глава о театре и кино.

Вторая часть — об изображении детей в живописи. Начиная с античной скульптуры, Паола выстраивает рассказ вплоть до ХХ века и дополняет его кратким разбором важных работ или практик художников.

Книга четвёртая

В этом томе Паола Волкова вновь воспевает оду Античности. На сей раз она рассуждает об истоках современной европейской цивилизации через живопись, архитектуру, скульптуру, музыку, моду.

Религия не остаётся в стороне: одна из глав посвящена зарождения христианства в некоторых странах, другая — священнику П.А. Флоренскому, а ещё две — иконописи.

Несколько глав рассказывают о Крите, его легендах, мифах, традициях и архитектуре. На протяжении всей четвёртой книги автор постоянно возвращается к архитектуре и градостроительству Древнего Рима, Древней Греции и Древнего Египта. Также речь пойдёт об итальянском городе Венеция, средневековой Франции

Том сопровождается большим числом стихотворений и фрагментов русских, французских поэтов.

Книга шестая, часть первая

Последние две книги собраны и опубликованы посмертно. Их отличает максимальная близость тем к современности и практически отстутствие рассуждений об античности. Разве что первая глава посвящена «Сивиллиным книгам», а вторая открытиям готической эпохи.

Первая часть шестой книги собрала в себе ряд небольших эссе о персоналиях (Морис Кантен де Латур, Н.П. Акимов, Гаянэ Хачатурян, Рустам Хамданов, Аллан Эдваль), династиях, русской скульптуре и французском кино.

Большой фрагмент книги посвящён русскому искусству: его ментальности, историчности, а также иконописи, живописи и политике.

Книга шестая, часть вторая

Завершающая и самая маленькая книга серии «Мост через бездну» погружает читателя сразу же в несколько эпох.

Первая глава — о Конфуцианстве, китайской истории, живописи, культурных особенностях. Остальные посвящены театру, кино и отдельным персоналиям: Леонардо да Винчи, Андрею Рублёву, Пабло Пикассо, Франсу Мазерелю, Моисею Фейгину, Таиру Салахову, Евгению Вахтангову.