Я уже писала об этом спектакле Максима Соколова ранее — в июле. Точнее я писала о технической сдаче «Молота», прошедшей на Ледовой арене Дворца спорта.

16 сентября в Архангельской области театрам разрешили работать с 50% рассадкой зрителей. Уже 17 и 18 сентября прошли долгожданные премьерные показы «Молота», открывшие 45-й юбилейный сезон Архангельского молодёжного театра. С одним большим отличием, которое невозможно не заметить: теперь спектакль проходит в здании Поморской филармонии.

Филармония базируется в Лютеранской кирхе имени Святой Екатерины, построенной в 1768 году. До 1917 года она функционировала по своему предназначению, после чего была закрыта и использовалась как спортзал, пока не перешла во владение филармонии. В 1987 году здание было отреставрировано, а в 1991 году немецкие мастера фирмы «Александр Шуке» установили орган.

На время спектакля зал видоизменился: на сцене у органа разместилась виселица, несколько рядов в зале убраны, создавая таким образом игровую площадку, покрытую роскошным гобеленом. Зрители расположились на балконе и самых последних рядах. Расстояние между актёрами и зрителями сильно сократилось, по сравнению с показом на Ледовой арене. Теперь зрителю предоставлена возможность рассмотреть костюмы и мимику актёров.

Однако пространство ужасно мало для «Молота», из-за чего временное расстояние между сценами сократилось. Если на Ледовой арене ты мог обдумать, переварить сказанное и увиденное во время проходок актёров, то теперь это сделать сложнее — пока одни персонажи заканчивают свои речи, другие уже выходят на площадку, чем сильно отвлекают от слов. Опять же, быстро сменяющиеся «кадры» не дают полноценно насладиться образами персонажей.

Акустика зала играет не на руку спектаклю: она правильно работает на сцене, в то время как в зрительном зале она теряет свои магические свойства, разнося звуки в хаотичном порядке. Получается, кто-то из зрителей что-то шепнул, чихнул или поёрзал на кресле, и эти звуки разносятся на весь зал. Точно так же и с речью актёров: порой их слова трудно различить или услышать, даже при использовании микрофона.

Из-за работы в историческом здании «Молот» утратил ещё несколько пунктов: в нём больше нет настоящего огня и куриных яиц, а воды практически не осталось — однако и без этих мелких деталей спектакль прекрасно существует.

Казалось бы, спектакль столько всего потерял с переездом в новое пространство, но размещение в здании Лютеранской кирхи вполне логично и обоснованно. Возьмём хотя бы во внимание, что Ледовая арена будет покрыта льдом в зимнее время, и спектакль там играть будет невозможно. К тому же, кирха прямо связана с содержанием спектакля, что даёт дополнительные зёрна для размышления об основном посыле «Молота».

Эта основная мысль спектакля будет актуальна всегда. От показа к показу зритель будет находить новые связи с последними политическими событиями в России и других странах. Размещение в кирхе усиливает эффект на зрителя, благодаря высоким белым сводам, тяжёлым люстрам, напоминающим средневековые люстры со свечами, а также светотени и видеопроекции. Думаю, на особо религиозных персон впечатление от спектакля в этом пространстве будет даже сильнее.

Фото: Екатерина Чащина