XV Европейская весна

Завершилась моя первая «Европейская весна». С грустью я прощалась с последним коллективом из Франции, провожая его в аэропорт солнечным субботним утром конца апреля. Помню, пару лет назад я открыла для себя этот фестиваль мощной постановкой Театро Ди Капуа «Мария де Буэнос-Айрес». Тогда и подумать не могла, что буду работать над этим фестивалем.

Как же это приятно видеть лица зрителей, выходящих после неоднозначных спектаклей с разными впечатлениями от увиденного: вдохновением, презрением, уважением, неприязнью, озадаченностью и слезами. Понимание того, что ты прошёл огонь, воду, медные трубы и леса для реализации проекта, вызывает мурашки по коже. Прошли по всем параметрам сложные спектакли, возможность осуществления которых в начале пути вызывала сомнения. Несмотря ни на что, они состоялись. И это круто!

Увы, времени делать подробные и эмоциональные (как я люблю) материалы по спектаклям во время фестиваля не было, но не сказать об увиденном я не могу. Предлагаю ознакомиться со своими мыслями, изложенными до неприличной для меня краткости, о каждой постановке. О том, что запомнилось, отметилось и о том, что хочется записать сюда, дабы перечитывать и забавляться своей наивности через пару лет.

«Суд над Джоном Демьянюком. Холокост Кабаре»

Илья Мощицкий знаком мне по спектаклю «Вся жизнь впереди», который он ставил в Молодёжном театре. Та работа очень полюбилась мне, отчего я с нетерпением ждала невероятно скандального спектакля. Скандален он выбранной несочетаемой комбинацией формы и содержания. Ну, представьте: о холокосте, Джоне Демьянюке, фашизме и жестокости в формате музыкального концерта с элементами рок-культуры и культуры кабаре. Пускай формат концерта и шоу навевает ощущение лёгкости и безмятежности, но на самом деле спектакль ужасен, страшен и ни в коем случае не «пушист» — так отметил сам Илья в нашем диалоге при обсуждении некоторых организационных моментов.

Конечно, спектакль был практически месяц назад — как можно живо помнить свои эмоции и впечатления? Однако я до сих пор ощущаю ту исключительную тишину, царившую во второй половине спектакля во время самых душещипательных монологов, но особенно — тишину, воцарившуюся после ухода артистов за кулисы. Вот ты сидишь и не понимаешь: будет сейчас продолжение или нет? Артисты выйдут на сцену сами или их надо позвать аплодисментами?.. Подобной тишины до этого я никогда не встречала, а повезёт испытать вновь — не спутаю ни с чем. По-настоящему волшебное и редкое чувство.

«Жизнь за царя», Театро Ди Капуа

Отрадно работать с коллективом, чьим спектаклем ты открыл для себя целый фестиваль. Театро Ди Капуа предстал передо мной как группа интеллигентных и образованных петербуржцев, пришедших со страниц позапрошлого столетия. Их деятельность отчасти близка и понятна мне: для своих спектаклей они тщательно изучают материал, делают большое и длительное исследование, а лишь затем приступают к работе с ним и ставят спектакль — подобный подход и отношение к своему делу вызывают уважение.

«Жизнь за царя» — один из таких многолетних трудов, смотря который, ты попадаешь в параллельный мир. Здесь нет исключительно позитивных или негативных персонажей, простых характеров и судеб. Здесь жизнь предстаёт в своей красе и жестокости. Даже революционеры, представляемые в школьных учебниках извергами, дикарями и асоциальными людьми, получают объяснение своим поступкам, некое оправдание и «очеловечивание».

Спектакли, основанные на документах разных лет, вызывают много споров: кто-то считает, что в них одна субъективность; другие — что воссоздать прошлую эпоху невозможно; третьи — что память о прошлом важна, и она сохраняется благодаря кино, литературе и театру. Для меня это — лишний повод вспомнить историю, посмотреть на неё под другим углом, при этом не забывая о субъективности инсценировки.

«Река Потудань», Псковский драматический театр

Про этот спектакль мне очень сложно говорить без занудного повтора слова «сложный» — всё потому, что постановка сложная не только по сценографии и техническому райдеру, но и по смысловой нагрузке. На протяжении всего действия из проёма в стене на сцену льётся вода, заполоняя пространство коробки, а затем поглощая и самих персонажей платоновской повести.

Я не сразу разбиралась что к чему, а просто наслаждалась (не знаю, насколько этот глагол подходит к спектаклю), однако желание пересмотреть постановку появилось моментально. В какой-то момент сознание переключилось и начало прорисовывать логические связи внутри спектакля и с собственным театральным и литературным опытом в надежде расшифровать символы и знаки.

Вспоминая «Реку Потудань» в интерпретации Сергея Чехова, в ушах отчётливо раздаётся назойливый звон, от которого порой так болит голова. Звенит от понимания того, как жизнь неутолимо идёт вперёд, а любой возврат — лишь ещё один шаг вперёд; время и смерть не сидят на месте; чувства и эмоции остаются.

«Мой милый кролик, моя трепетная лань», компания «Аи Аи Аи»

Про этот спектакль компании «Аи, Аи, Аи» было известно мало, фотографий почти не было — что можно ожидать от французов? Правильно, чего угодно. Оказалось, что Шарлотта и Жюльен — невероятно позитивные и заботящиеся друг о друге. Так и герои их спектакля — объекты из их семейного наследства и комиссионки — заботятся друг о друге, желая стать ближе друг другу. К сожалению, как и в жизни, не всегда ситуации складываются по нашим желаниям, мечтам и прихотям. Персонажи знакомятся и ссорятся, встречают новых друзей и любимых, отдаляются от старых.

30-минутное шоу с первых секунд умиляет душу, сердце заставляет биться быстрее. Наворачиваются слёзы от радости и грусти по судьбе героев. Чудесное завершение фестиваля: трогательное, романтичное, простое по форме, но наполненное глубоким значением, которым может соревноваться с предыдущими спектаклями юбилейной «Европейской весны» для города, а первой — для меня.

Фото: Екатерина Чащина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: