Томас Эггерер

О выставке «Коридор» немецкого художника в галерее Petzel.
0 Shares
0
0
0
0
0
0

Серия из семи работ создана в начале 2020 года. Первоначально она не задумывалась как реакция на текущий момент, но получилось так, что она говорит о социальных и политических волнениях настоящего времени.

Выставка “Коридор” получила свое название от центральной картины — массивной композиции, состоящей примерно из 300 фигур, одетых в одинаковую оранжевую верхнюю одежду и, по-видимому, участвующих в каком-то протесте, мероприятии или марше. С одной стороны, картина не воплощает идеи яркого уличного протеста, намекая на модернистский мотив “массы”, однако количество собранных фигур не складывается в массовый размер и не имеет особого фокуса. В то время как Эггерер в прошлом создавал и другие колоссальные многофигурные картины, “Коридор” формально является самой сложной картиной. Эта работа вводит геометрические фигуры (прямоугольники в виде плакатов, круги в виде зонтов, палаток и полукруги в виде изогнутых баннеров) и объединяет их с лежащим в основе схематическим планом улицы. Вопросы добровольного действия, авторитета и контроля всегда включены в сложные многопредметные произведения Эггерера. В “Коридоре” власть наблюдателя предоставляется зрителю, который в одиночку способен сканировать всю сцену с высоты птичьего полета.

Сродни его интересу к творчеству немецкого модерниста-гравёра Герда Арнца, фигуры в “Коридоре” не изображены с намерением реализма. Как и другие малогабаритные фигуры в работах Эггерера, они производны от игрушечных фигурок, что подчёркивает их стандартизированный характер. На первый взгляд кажется, что многие детали соответствуют визуальным эффектам уличных протестов. Однако при дальнейшем рассмотрении, сцена пугающе лишена какого-либо карнавального изобилия или эмоционального выражения. Плакаты и транспаранты, поднятые фигурами, монохромны и пусты, без каких-либо надписей или сообщений. Окружённая с обеих сторон зрителями, одетыми в одинаковую оранжевую форму, толпа совершает приглушённую, несколько ритуальную процессию. Здесь делается акцент на параметры арены и, как в коридоре, на неизбежность движения вперед.

Выставка контекстуализируется группой картин, изображающих фигуры, сидящие на строительных лесах. Эти фигуры также держат пустые вывески, монохромные плакаты создают двойственный жест. Они кажутся ориентированными наружу, демонстрируя невидимое сообщение воображаемой аудитории. В то же время кажется, что они имеют защитную функцию: они оберегают себя от нежелательного вторжения. В этих картинах перспектива картины “Коридор” перевернута: здесь зритель располагается под лесами, глядя вверх на фигуры, но видны только фрагменты тел. Кажется, сам художник не заинтересован в изображении отдельных тел как целостных индивидуальных сущностей. Вместо этого зритель сталкивается с болтающимися или подпёртыми ногами преимущественно мужских фрагментов тела, собранных в многоперспективный коллаж. Эротический заряд в этих картинах проистекает как из фетишистской демонстрации обнажённой плоти, так и из тонкого взаимодействия обнажённого и скрытого.

Работы этой серии несут слабое эхо пропагандистских образов, как у социалистического реализма, в то время как меньшие, чем в натуральную величину фигуры на возвышенной сцене усиливают ассоциацию с кукольным театром, где актёры удерживаются невидимыми нитями или падают на пол лесов. Согласно Фрейду, сверхъестественность марионетки проистекает неясности: жива она или мертва. Фигуры Эггерера не похожи на кукол, но их бесстрастное поведение в сочетании с фрагментацией и обрезкой их тел приближает его реализм к марионеткам и автоматам сюрреализма и дадаизма, чем к более традиционному типу реализма, который часто участвует в менее конфликтных представлениях неповреждённого двуногого человека.

Источник: Contemporary Art Daily

0 Shares
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

You May Also Like
Хавьер Перес Javier Pérez

Хавьер Перес

В своей работе испанский художник раскрывает свои исследования и размышления о человечестве, используя язык, полный интенсивных метафор и сильным символизмом.