Вивиан Спрингфорд

О выставке американской художницы в Нью-Йоркской галерее Almine Rech.
0 Shares
0
0
0
0
0
0

Повторное открытие картин Вивиан Спрингфорд (1913-2003) внесло новый голос в звучный хор Нью-Йоркской школы живописи двадцатого века. Дочь богатого нью-йоркского чиновника, Спрингфорд посещала элитную Манхэттенскую Школу Спенса. Но вместо того, чтобы поступить в один из престижных колледжей и получить образование в области свободных искусств, или, возможно, перейти в другую респектабельную сферу деятельности, она пошла прямо из Спенса в Лигу студентов искусств. И с тех пор Спрингфорд никогда отклонилась от своей приверженности искусству или миру манхэттенского авангарда. Вся её карьера развернулась в самом центре богемной сцены 1950-1980-х годов.

Важная абстрактная работа Спрингфорд началась относительно поздно в её жизни — ей было за сорок, когда её “ранние” работы, вдохновлённые китайской каллиграфией, были показаны в центре города в Большой Галерее Джонса в 1960 году. К тому времени она прочно вошла в круг художников, в который входил и её давний партнер по студии, наставник и любовник Валасс Тинг. И она, и Тинг знали таких художников, как Франц Клайн (практика которого непосредственно повлияла на неё), Сэм Фрэнсис и европейских абстракционистов Пьера Алечинского и Карела Аппеля. Хотя Спрингфорд всегда избегала пользоваться преимуществами контактов с миром искусства, она действительно завоевала восхищение и дружбу некоторых светил Нью-йоркского мира искусства, и, возможно, именно критик Гарольд Розенберг помогал важной выставке в Большой Галерее Джонса. В начале карьеры у неё была только одна важная персональная выставка в галерее Мидтаун Престон в 1963 году.

Из активной, тонко окрашенной, “одноразовой” жестовой образности картины Спрингфорд превратились в стиль, на который, по-видимому, повлияли Хелен Франкенталер и Моррис Луис. Эти так называемые картины с пятнами станут для неё самым оригинальным произведением и самым поразительным для зрителей, увидевших их через сорок и более лет после их создания. Она продолжала делать амбициозные, часто удивительно большие, окрашенные картины до тех пор, пока у неё не развилась макулодистрофия. Спустя годы она поселилась в довольно уединённой жизни в одном отеле.

Многое ещё предстоит узнать о художественной практике и жизни Спрингфорд. Хотя она оставила после себя значительный объём работ, у неё была необъяснимо ограниченная выставочная история. После её раннего признания благодаря двум коммерческим персональным выставкам в начале 1960-х годов она больше никогда не пользовалась постоянной поддержкой коммерческих галерей. Чтобы заполнить этот пробел, она стала одним из первых членов различных женских организаций и неформальных феминистских движений, участвовала в нескольких групповых выставках в том числе в выставке “Women in the Arts show” в Бруклинском Музее в 1975 году. “Вашингтонской школе цвета”, возглавляемой Луисом и Кеннетом Ноландами, приписывают распространение техники живописи, которую использовала Спрингфорд, и она также неизбежно повлияла на работы Хелен Франкенталер. Её техника опиралась на тонко нанесённые масляные или, чаще всего, акриловые мазки на льне или холсте, позволяя пигментам впитываться в субстрат и вытекать из мест нанесения. Однако методология Спрингфорд была гораздо сложнее и многокомпонентнее, чем кажется, и её освоение станет предметом анализа на долгие годы.

Хотя Спрингфорд жила в Нью-Йорке в течение многих лет после того, как её основная часть картин была завершена, она каким-то образом избежала внимания мира искусства. Даже в 1990-е годы, когда галерист Гэри Снайдер подружился с ней и поддержал её, качество и самобытность её искусства оставались неясными. Это потребовало бы усилий галереи “Альмин Реч”, чья вторая крупная выставка представлена в Нью-Йорке, чтобы внести свой вклад в авангард Нью-йоркской абстрактной живописи ХХ века, где ей и место. Поскольку мы продолжаем изучать и понимать её великий цикл картин с пятнами, Спрингфорд войдет в канон важных и слишком часто игнорируемых женщин-художников её поколения — это несомненно.

Источник: Almine Rech, автор текста Джейн Ливингстон

0 Shares
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

You May Also Like
Хавьер Перес Javier Pérez

Хавьер Перес

В своей работе испанский художник раскрывает свои исследования и размышления о человечестве, используя язык, полный интенсивных метафор и сильным символизмом.