artanablog Анастасия Парфеньева
Фото: Дарья Куприкова

Переезд — новое начало?

Два месяца после спонтанного переезда в Турцию. Что произошло, происходит?
0 Shares
0
0
0
0
0
0

Прошло два месяца с моего спонтанного переезда в Турцию, хотя кажется, что значительно больше. Тем не менее адаптационный период активно продолжается, плавно переходя из одной стадии в другую. Те, кто говорят, что после переезда адаптации не испытывали, всё прошло прекрасно, — явно лгут. Да, процесс может быть лёгким и быстрым, но он есть, даже если вы поменяли место жительства внутри вашей родной страны. Смена же страны проживания — гораздо серьёзнее и сложнее по всем параметрам.

Я сейчас не пытаюсь каким-то образом сделать так, чтобы меня пожалели и сказали, что «всё будет хорошо, это временные сложности». Я это знаю и даже стараюсь наслаждаться всеми этапами адаптации в новой стране с её культурой и традициями. Кто знает, наступит ли ещё когда-нибудь подобный период в моей жизни?

Некоторое время назад я уже пыталась рассказать о моих ощущениях, чувствах и делах в данный момент. Но я провалила эту задачу с крахом, потому что писала тот текст для инстаграма в один из самых сложных дней за все два месяца адаптации.

Тогда я столкнулась с тем, с чем сталкиваются все переезжающие люди (в другой город или страну — не важно). Это потеря друзей и близких людей. Конечно, не в буквальном смысле, а в плане прекращения коммуникации с ними. У всех это случается по разным причинам. В моём случае — я до сих пор не понимаю, что произошло, почему так сложилось с некоторыми из них. Несколько человек из России, которых я считала одними из самых близких мне людей, перестали писать, звонить, отвечать на мои сообщения. Также практически все мои местные (то есть живущие в Турции) друзья потеряли интерес к общению после моего переезда, либо открылись с совершенно неожиданной стороны, которую я по своим жизненным ценностям никак не могу принять. Никаких предупредительных сигналов я не замечала — а ведь всех местных я знаю как минимум полгода и до пяти лет.

Я знала, что рано или поздно столкнусь с такой ситуацией, но не так скоро и не в таком объёме. И с самого начала я знала, что завести новых друзей в новом месте, где немногие говорят даже на английском, — сложно. Погрустив немного, я приняла решение, что те друзья не были друзьями. Подняла голову, вытерла слёзы и пошла углублённо изучать турецкий, чтобы в скором времени пойти пить кофе с новыми знакомыми девушками и узнавать их ближе.

Эмоциональность и чувствительность — новые обретённые мною черты, которых не было раньше. Живя в России в жёстких условиях, я не могла позволить себе расслабиться и дать волю чувствам. Меня бы окружили критикой, атаковали как коршуны и попытались бы вытащить из меня по максимуму. В первую очередь, я напала бы сама на себя — настолько безжалостной к себе приходилось быть, чтобы выжить. В конце концов, с моим графиком жизни не было времени и сил для чувств и эмоций. Сейчас, замедляя свою жизнь в десятки раз, все чувства, накопившееся в душе за последние лет пять, начали выходить и отпускать все мои психосоматические узлы. Иногда я ощущаю себя, как девушки в мемах о ежесекундных передах настроения — но я кайфую от этого; для меня это знак моего пробуждения.

Мой темп жизни в Архангельске — городе на Севере России с населением не более 370 000 человек — был похож на темп Москвы. За день в режиме многозадачности и нон-стоп работы я успевала сделать то, что делаю сейчас за неделю. Единственное, что я не отдыхала. Совсем. Даже в свой выходной пару часов я посвящала работе, учёбе или блогу. Валяться целый день без дела, играть в игры, смотреть фильмы и сериалы — казалось, нет ничего хуже для потери времени. Сейчас такие мысли ещё проносятся в моей голове, но скоро уйдут совсем. Многозадачность — то, что убивает оперативную память мозга и утомляет в пять раз больше. Сегодня я говорю ей «нет», хотя бы потому, что в стабильную жару +30 мозг не способен на оперативность.

Из-за замедления образа жизни мне сложно придумать, чем занять себя в свой выходной/ые, если никуда не выезжать. Руки так и тянуться к телефону, ноутбуку, чтобы провести время «с пользой». Над этим мне ещё предстоит усиленно поработать.

«Сходи на пробежку или позанимайся йогой» — говорят мне знакомые, когда я спрашиваю их, что делают люди в свой выходной. Удивительно, как в России я пять раз в неделю ходила в зал делать силовые, кардио тренировки и йогу вперемешку. Сейчас я не занимаюсь спортом от слова совершенно и впервые (!) не корю себя за это. Да, моё тело не столь подтянутое, как оно было в июне, например — надо признать, у меня хорошая генетика и метаболизм, я всё ещё сохраняю приличную внешнюю форму, но вот гибкость исчезла напрочь. Именно после переезда я стала заботиться в первую очередь о своём ментальном здоровье и гармонии. Я знаю, что как только эмоциональные качели остановятся, я вернусь к тренировкам. Я просто жду.

Искренняя любовь к себе — вот то, что подарили эти два первых месяца на новом месте. А также понимание, кто действительно друг, готовый поддержать в непростой период, порадоваться в счастливые моменты. И ещё осознание, что трудоголизм — чаще всего тревожный сигнал о психологических проблемах, которые мы избегаем, как и сигнал о будущих негативных последствиях со здоровьем организма.

Относятся ли все эти обретённые положительные качества и проблемы к «началу новой жизни после переезда»? Разумеется. Жизнь не может быть прежней при смене места жительства, ведь окружение — другое: в новой стране это язык, культура, традиции, люди, работа, быт. Всё другое. Поэтому когда люди говорят, что после переезда у них ничего не поменялось, то они что-то скрывают. Возможно, даже от самих себя.

Для меня переезд оказался началом новой жизни. Вероятно, той, о которой я мечтала, но как и в любой нормальной жизни — не без трудностей и испытаний.

0 Shares
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

You May Also Like